Нягулов Алексей Михайлович

В 1975 году в город Сургут приехала молодая пара – Михаил и Татьяна. Через некоторое время они поженились, а 25 марта 1976 года в городе Челябинске, где жила мама Татьяны, на свет появился их первенец Алеша. Когда ему было всего несколько дней от роду, родители вернулись в Сургут.

Когда Алеше было полтора года, родители, Татьяна Николаевна и Михаил Васильевич, отдали ребенка в детский сад «Родничок». Уже тогда обнаружились главные черты Алешиного характера: активность, любознательность. Он даже ходить не мог спокойно, когда родители вели его за руку; все время норовил бежать куда-нибудь, взяться за какое-нибудь дело. Позже, будучи уже юношей, Алексей скажет маме: «Мне нужно все попробовать, все испытать!» Что крылось за этим стремлением как можно раньше увидеть мир, познать жизнь во всех ее проявлениях? Может, предчувствие, что она будет так коротка?..

О том, каким Алеша был в детстве, лучше всего рассказывает «Характеристика на Нягулова Алеху», составленная его дядей Александром Николаевичем, которому некоторое время пришлось нянчить малыша: «Любит танцевать, лазить в радио, телевизоре и вообще в сложных механических вещах», «любит пакостить (раскидывать, рвать, ломать, бросать)», «чуткий очень», «любит драться, балдеть», «можете дать ему свои часы, если не жалко – от них все равно ничего не останется», «любит рисовать», «издеваться тоже любит, особенно надо мной». И в садике мальчик был чрезвычайно активен: ни одно мероприятие не обходилось без сольного номера Алеши Нягулова. Он пел, танцевал, играл на балалайке, читал стихи. Но скоро в садике ребенку стало скучно: его влекло неизведанное, незнакомое. Порой доходило до детских слез, когда родители пытались объяснить Леше, что в школу ему пока рано. Но вот Алеше исполнилось 7 лет, и он гордой походкой с ранцем за плечами, букетом цветов и улыбкой на лице отправился в школу под номером 8. Казалось бы, его мечта осуществилась, наконец-то он успокоится, но не тут-то было. Очень скоро постоянное сидение за партой и скучные домашние задания тоже надоели общительному и озорному Леше.

Хотя повзрослеть и остепениться ему все-таки пришлось: когда мальчику было семь лет, в семье Нягуловых появился второй ребенок – Сережа. А еще через два года появился младшенький Женя. Леше, как старшему брату, нужно было стать примером для младших братьев, заниматься воспитанием «подрастающего поколения».

«С Лешей работалось хорошо: он ответственно относился к порученному делу, был вежливым, отзывчивым, уважал других, и его тоже уважали. Не был отличником, но был очень хорошим человеком», - вспоминает классная руководительница Алексея Т.В.Дубинина. Став более спокойным и ответственным, Алексей сохранил свою страстную увлеченность любым делом, с которым он соприкасался, и тягу к частой смене занятий. Бокс, самбо, лыжи, коньки, легкая атлетика – Леша занимался всем понемногу, но всегда всерьез. Его детские музыкальные пробы обернулись в юности пристрастием к игре на гитаре. Это увлечение, которое всегда высоко ценится в молодежной компании, помогало Алексею приобретать новых друзей и знакомых; впрочем, на недостаток общения юноша никогда не жаловался: его природное обаяние с первой встречи притягивало к себе людей. «Он был, добрым, отзывчивым, и очень справедливым», - вспоминает мама Татьяна Николаевна.

Алешина упорность и бескомпромиссность, вера в мечту, проявились, когда, окончив в 1992 году девятый класс в школе №16, он решил продолжить образование на курсах учебно-производственного центра по специальности «Автомеханик»: водителем он хотел быть с детства. Очень мечтал юноша о скоростных машинах, о трудных виражах, о просторе, а работать поначалу пришлось водителем «УАЗа» в аэропорту. «Пока на машине не откатаюсь, в армию не пойду», - шутя, часто повторял Леша. Но прошло всего лишь полгода, как Алексей купил свой первый автомобиль – «Москвич», и тут юношу призвали в армию. 21 ноября 1994 года состоялись торжественные проводы Алексея Нягулова. На проводах Татьяна Николаевна расплакалась. Увидев это, сын сказал: «Мама, малые в армию не пойдут – это не стоит твоих слез…»

Из сборного пункта в Тюмени Лешу отправили в город Мурманск: абсолютно здоровый, крепкий, хорошо натренированный парень по всем параметрам подходил в элитные войска – в морскую пехоту. В Мурманской области Алексей проходил свой Курс молодого бойца. Он часто писал домой, на службу никогда не жаловался: «Жизнь здесь, конечно, не как дома, но потихоньку привыкаю. С утра встаешь, дают пять минут одеться, в туалет сходить и бегом на улицу в одних пиджаках, и бегаешь 30 минут. Потом приходишь, дают 15 минут: заправить койки, отбить одеяла, помыть пол, помыться, побриться, почистить зубы. Затем ведут на завтрак. После завтрака шесть часов учебы до обеда. После обеда один час перерыв и опять занятия ФиЗО и до вечера. Зато вечером иногда дают телевизор посмотреть». Единственное, что удручало юношу, - это нехватка семьи: «Сейчас вообще живем очень хорошо. У нас все есть: свой кофе, какао, чай, сахар, разные консервы. Короче все, что нужно для хорошей жизни, кроме вас всех». Самые теплые, самые трогательные страницы Лешиных писем посвящены родителям, Татьяне Николаевне и Михаилу Васильевичу: «Мама, ты береги себя, теплее одевайся…», «Папа, сильно не утруждайся, старайся больше отдыхать. Жизнь одна и надо прожить ее хорошо», «Постарайся меньше волноваться и спи хорошо, ночами думай о хорошем», «Мама, Папа, я вас всех люблю, живите дружно», «1,5 года на флоте; 18 месяцев в берете; 78 недель – без дома; 577 дней – без друзей; 13128 часов – без любви; 787680 минут – без ласки; 47260800 секунд – без мамы».

Несмотря на то, что был далеко, Алексей не забывал и о братьях: полушутливые-полусерьезные «наставления» встречаются практически в каждом письме: «Если не будут слушаться, уши пообрываю. Пусть, конечно не обижаются, они это потом поймут», «Братья, я вам хочу сказать одно – учитесь, как можете. Самое главное, слушайтесь, родителей, они у нас одни. И еще, когда пишите письмо, делайте поменьше ошибок, а то я целый вечер разбираю, что вы написали».

В феврале 1995 года Нягуловы впервые заказали телефонные переговоры с Алексеем. Голос у юноши был веселый; он уже совсем освоился и был доволен службой. С тех пор разговоры с сыном по телефону стали традицией. Но в начале мая Алеша на вызов не пришел. «28.04.95 уезжаю, как приеду – сразу дам знать», - вскоре написал Алеша. Потом он позвонил сам и сказал, что был на учениях, но материнская интуиция подсказывала Татьяне Николаевне, что здесь что-то не так. Она вызвала сына на откровенность… «Вот вчера был с вами на переговорах, и ты, мама, услышала на счет Чечни. Извини меня, мама, я не хотел тебе говорить. Ну, раз ты все узнала, я напишу тебе. На днях я уже должен уехать в Чечню, ты сильно не расстраивайся, я буду всегда в тылу при кухне подвозить продукты». К сожалению, не все было так просто и безопасно…

1 июня Нягуловы получили долгожданное Алешино письмо: «Погода здесь классная, - писал он, - все давно уже зеленое, на солнышке загораем. В данный момент находимся в горах. Говорят, 10 мая пойдем в наступление на Чичена-аул». В то время, когда Татьяна Николаевна читала эти строки, ее сына уже не было в живых…

30 мая 1995 года в БТР, на котором рядовой Нягулов был наводчиком, попал заряд противопехотной гранаты. Еще до того, как получила «похоронку», Татьяна Николаевна видела странный сон: «В Челябинске, где Леша родился, зимой на Красной площади строят снежные городки. Я как будто стою внизу, а он на горке сидит. Зову его: «Сыночек, катись ко мне!» Он скатился, а лица его я не вижу. И вдруг как будто облегчение какое-то наступило…» 7 июня на Сургутском кладбище тело героя было предано земле.

Алексей Нягулов был посмертно награжден орденом Мужества, а в школе №16 (ныне гимназия №4) открыта мемориальная доска.

…Последние письма Леши были полны извинений, каких-то предчувствий: «Мама, может, это мое последнее письмо тебе. Поэтому я хочу извиниться за все, что я не так делал раньше, я и сейчас много делаю не так, но я стараюсь исправляться. Папа, ты тоже прости меня за все, когда ты просил помочь, а я уезжал кататься или уходил гулять. Но ты тоже пойми: молодой, гулять хочется, кровь горячая. Извинись, пожалуйста, за меня, что я никому не пишу. Здесь нет почти свободного времени. Я думаю, меня поймут и простят».

 

Фотохроника Сургута: события и лица

11 Марта 2009


В вечерней школе №1 открыты мемориальные доски бывшим ученикам

4 марта в вечерней школе №1, что на улице Дружбы, проходило открытие четырёх памятных мемориальных досок бывшим ученикам, погибшим в разные годы при исполнении служебного воинского долга в Афганистане и Чечне.

Рядовой Гарас Илья Васильевич (03.03.1969 - 06.10.1987). Весной 1987 года был призван в ряды Советской Армии. 6 октября 1987 года во время очередной военной операции в Афганистане обстреляли колонну автомашин, одной из которых управлял Илья. Шальная пуля влетела в кабину его машины, рана оказалась смертельной. Посмертно удостоен звания кавалера Ордена Красной Звезды.

Рядовой Михайлов Анатолий Анатольевич (18.12.1982 – 13.11.2001). Призван в армию 23 декабря 2000 года. Не прослужив и года, рядовой Михайлов был направлен в Чеченскую Республику. 13 ноября 2001 года Анатолий закрыл гранату своим телом, спасая сослуживцев. Через 35 дней после смерти ему бы исполнилось девятнадцать лет. Посмертно награжден орденом мужества.

Рядовой Нягулов Алексей Михайлович (1976 – 30.05.1995). Призван в армию 21 ноября 1994 года. В апреле 1995 года Алексей написал маме: «На днях я должен уехать в Чечню, ты сильно не расстраивайся, я буду всегда в тылу при кухне подвозить продукты». 30 мая 1995 года в БТР, на котором рядовой Нягулов был наводчиком, попал заряд противопехотной гранаты. Посмертно награжден орденом мужества.

Старший сержант Штоц Юрий Витальевич (26.11.1981 – 17.09.2001). С детства мечтал служить во внутренних войсках. В конце мая 2001 года старший сержант Штоц пересёк Российско-Чеченскую границу. 17 сентября 2001 года около 9 часов при столкновении с бандформированиями Юрий Штоц мужественно и отважно вел бой и погиб. Посмертно награждён орденом мужества.